Здесь доброе, уважительное отношение к людям

«Здесь доброе, уважительное отношение к людям»

Так Вероника Аркадьевна Соколова, ведущий инженер отдела разработок установок токов высокой частоты (ТВЧ) АО «С.Е.Д.-СПб», оценивает характер взаимоотношений в коллективе предприятия.

Целью нашего визита в АО было знакомство с новым направлением в его работе. Оно состоялось. Разговор с сотрудниками отдела ТВЧ сделал понятным его перспективы. Но не менее важным итогом этой встречи стало напоминание значимости того, что раньше называлось морально-психологическим климатом коллектива, той атмосферы, в которой работают люди и которая во многом определяет эти перспективы.

Но сначала все-таки разберемся, что означают эти три буквы — ТВЧ. Послушаем Георгия Александровича Горюшина, главного конструктора нового направления, ранее работавшего начальником отдела в НИИ ТВЧ.
«Целый ряд технологических направлений требует использования токов высокой частоты, — начинает он свой рассказ. — Для «Светланы» разработка и выпуск высокочастотного оборудования — дело новое, но в России оно существует с 20-х годов прошлого века. Основал его Валентин Петрович Вологдин. Первая связь по радио в 1925 году была осуществлена с помощью генератора, созданного им. Во время войны необходимая прочность деталей танка Т-34 достигалась благодаря закалке металла по технологии, разработанной Вологдиным. В 1947 году Вологдин организовал НИИ ТВЧ, откуда мы год назад пришли на «Светлану». Это был крупный научно-производственный комплекс, куда, помимо НИИ, входили еще пять предприятий, выпускавших оборудование, головные образцы которого разрабатывались в НИИ. Это оборудование применяется во всех отраслях промышленности — от малогабаритных литейных установок до космических программ.
Целый ряд технологий, — продолжает Георгий Александрович, — невозможно осуществить без применения ТВЧ, например получение новых материалов, таких как полупроводниковый кремний, изготовление керамики. Наши компетенции и технологии были востребованы во многих странах. Китай и Германия, Турция и Польша, Малайзия и Франция — такова география наших деловых поездок. Но это всё, к сожалению, в прошлом. Расположенное в Шуваловском парке здание НИИ, памятник архитектуры XIX века, видимо, стало для кого-то очень привлекательным. Началась процедура ползучего банкротства.

Сегодня от нашего НИИ осталась одна вывеска. К счастью, нашлись профес­сионалы, понимающие значение нашей темы. Один из них — Андрей Петрович Шелемов. Он — человек творческий, ув­леченный, энтузиаст новых дел. Так мы оказались на «Светлане».

Встретили нас здесь очень радушно. И мы сразу стали заниматься делом, которому посвятили всю свою трудовую жизнь. Сейчас есть заказы на несколько десятков штук высокочастотных гене­раторов, и для завода «Элемаш» изго­тавливаем две установки для получе­ния высокотемпературной керамики, необходимые для структур «Росатома».

Эта работа для нас не новая, но она обладает определенной спецификой. Если бы мы не сохранили наше направ­ление, «Росатом» имел бы большие сложности по изготовлению необходимо­го количества этой керамической про­дукции. Атомщики были очень опеча­лены, когда узнали, что нас, НИИ ТВЧ, закрывают. Но всё и для них, и для нас сложилось удачно. А.П. Шелемов согла­сился, что мы на «Светлане» сразу на­чинаем делать эти установки. Был за­ключен договор, и в ноябре это оборудо­вание мы должны сдать заказчику.

Также ведутся переговоры, мы нала­живаем связи с другими нашими за­казчиками. Приходится заново восста­навливать взаимоотношения с «Роскосмосом», с институтом прикладной физики РАН. Они намереваются про­должить исследования в сфере косми­ческой плазмы, и им потребуется спе­циальное оборудование. Сейчас ведем переговоры, рассчитываем, что в сле­дующем году будем его изготавливать. Кроме этого, есть и другие направления, которые мы вели и которые сегодня во­стребованы в полной мере. Работы мно­го», — заключает Горюшин.

«Нам повезло, — подключается к раз­говору Вероника Аркадьевна Соколова, ведущий инженер отдела ТВЧ. — Мы остались в своем направлении, делаем то, что знаем, что понимаем и что вос­требовано. В НИИ ТВЧ я работала заместителем начальника отдела, здесь за мной сегодня закреплены функции снабжения. Идет разработка, и мне го­ворят, что нужно для производства. Моя задача — обеспечить всем необходи­мым: сырьем, материалами, комплек­тующими, начиная от фитингов, закан­чивая электронными компонентами. Их поиск, приобретение — моя работа. Нам повезло еще и в том, — продолжает Вероника Аркадьевна, — что здесь очень уважительное отношение к каждому че­ловеку. Работать легко и комфортно, по­тому что хорошие, добрые люди вокруг. Когда мы устраивались на работу, в от­деле кадров нам сказали: «Вам здесь будет хорошо». Это абсолютная правда. Нам хорошо. Важно и то, что мы чув­ствуем перспективы. По итогам работ, которые ведет Георгий Александрович, будет понятно, какие договоры будут заключены. И тогда пойдет серийное производство. Думаю, будем расши­ряться и численно. Когда мы пришли в АО, к нам в отдел направили Валерия Романова. Нам так с ним повезло, — опять радуется удаче Вероника Арка­дьевна. — У него такое стремление по­стоянно осваивать что-то новое. Совер­шенно не лентяй. Очень активный. Ва­лера занимается связью с производ­ством, на предприятии уже почти всех знает. Также активно и целеустремлен­но работает Георгий Валентинович Пет­ров, наш начальник производства. Всё производство за ним. То, что у Георгия Александровича в идее, он должен воп­лотить в железе».

Чтобы увидеть, как это получается, мы отправляемся на производствен­ный участок. Сейчас здесь идет работа по изготовлению двух установок для по­лучения высокотемпературной керами­ки. Стоят большие металлические шка­фы. «Вся начинка в них — наша, — рас­сказывает Георгий Александрович. И показывает конструкцию из меди. — Сюда засыпается шихта в виде порош­ка, она расплавляется при температуре две с половиной тысячи градусов, и по­лучается керамика, необходимая для работы атомных станций. При ее изго­товлении используется специальная технология — индукционная плавка в холодном тигле. Технология — наша. Мы — владельцы технологии производства и изготовления, и материалов тоже, — поясняет Георгий Александрович. — За­казчику, фирме «Элемаш», установку будем сдавать с проведением процесса плавки с температурой две с полови­ной тысячи градусов».

Известно, что для того, чтобы самую прорывную техническую идею, самую уникальную технологию воплотить в жизнь, нужны не только светлые голо­вы, но и рабочие руки. Михаил Нико­лаевич Марков пришел на «Светлану» тоже из НИИ ТВЧ. На вопрос: «Как вам работается на новом месте?» — отвеча­ет лаконично, но исчерпывающе ясно: «Работой доволен. Специфика работы моя. Коллектив хороший. Я доволен всем».

Здесь в рассказе о перспективах но­вого направления работы АО «С.Е.Д.- СПб» можно, пожалуй, поставить точку. Но мы сделаем еще небольшой экскурс в историю «Светланы» и назовем одно имя — Георгий Ильич Бабат, работав­ший в отраслевой вакуумной лаборато­рии (знаменитой ОВЛ) «Светланы» в 1932-1942 годах. Георгий Ильич — спе­циалист по радиотехнике и энергетике. В 1936-1939 годах он разработал метод индукционного нагрева металла (вы­сокочастотная закалка) и предложил первые промышленные типы высоко­частотных закалочных установок с лам­повыми генераторами. Г.И. Бабат — автор более 100 изобретений, несколь­ких научных монографий и новаторских идей.

Интересно, что это новое направление, о котором мы сейчас рассказали, имеет глубокие корни, которые мы находим в своей истории, истории «Светланы». Елена ВАСИЛЬЦОВА